Настроение с хорошим свингом

05 ноября 2013

Ничто так не согревает в холодный октябрьский вечер, как осенний джаз! Именно такой, эмоциональный и искренний, звучал в Концертном зале имени Маклецкого в начале октября. Сердца екатеринбургских ценителей заставляла замирать обаятельная девушка из джаза, саксофонистка, флейтистка, вокалистка Камилла Турман (Camille Thurman) и восхитительная Jazz Company.

Ещё бы! Ведь музыкальная «сборная» подобралась сильнейшая! Весь концерт за контрабасом провёл российский джазмен, продюсер Асхат Сайфуллин, мастерски владел тромбоном Лауреат международных конкурсов, композитор, аранжировщик, дирижёр Виталий Владимиров, виртуозную игру на фортепиано показал пианист Александр Титов, эмоциями на сцене жил саксофон Лауреата международных конкурсов, профессора кафедры духовых и ударных инструментов Консерватории им. М.П. Мусоргского, саксофониста Игоря Паращука, ритм держал один из самых востребованных барабанщиков Нью Йорка, Европы и Японии Darell Green, а солировала в этой «могучей кучке» талантливая многофункциональная музыкантша из США, композитор Camille Thurman.

С каждой песней слушатели в зале утопали в атмосфере неподражаемой импровизации и великолепной музыкальной переклички. От совместного творчества этих виртуозов перехватывало дыхание, а невероятно эластичный голос Камиллы вызывал  восторг и овации!

Некоторые, прозвучавшие в этом зале песни, являются частью дебютного альбома певицы. На концертах Камилла чередовала  вокальные и инструментальные композиции, пытаясь повторить на тенор-саксофоне певческие интонации. Молодой композитор легко соединяла усложнённый ритм, хард-боп и латиноамериканские мотивы.

Разумеется, такая многогранная исполнительница из Нью-Йорка одним только концертом не ограничилась. Помимо прочего, Камилла – педагог. Во время своих туров она проводит открытые уроки для детей и студентов из музыкальных школ, училищ и вузов.

Вот и на следующий день после концерта она дала мастер-класс по игре на саксофоне в Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского. Публика собралась разношёрстная: от совсем ещё юных саксофонистов до преподавателей консерватории.

Американская джазвумен преподала на слух несколько практических уроков и с большим вниманием отнеслась к тем, кто играл в этот день для неё.

Эмоциональная реакция Камиллы на спонтанный маленький концерт юных дарований стала важнее языкового барьера и оценок. Профессионального музыканта удалось приятно удивить. Такой экзамен останется  в памяти молодых саксофонистов на всю жизнь!

А тем временем второй вечер в компании позитивной, открытой  Камиллы Турман подходит к концу и настаёт время задать накопившиеся вопросы.

Вы отыграли блестящий концерт для екатеринбургских ценителей джаза! Как впечатления?

Замечательно! Я рада, что у меня есть возможность играть с такими великолепными музыкантами и делиться этой музыкой здесь, в Екатеринбурге.

В рамках тура по России, какой город больше всего запомнился и чем?

Все российские города – очень разные и мне это нравится! Запомнился концерт в Абакане. Там случился маленький конфуз: у меня подвернулся каблук и во избежание падения сработал хватательный рефлекс. Я ловила руками воздух, пыталась ухватиться за инструменты. (Хохочет)  Ситуацию осложнило короткое платье, которое ни при каком раскладе не должно было задраться. У меня была странная поза! И в этот момент все начали подбегать и дарить цветы! Я предложила слушателям делать так постоянно и таким образом срывать шквал аплодисментов. Это было очень забавно, такое я пережила впервые! 

Уже успели выучить кое-какие русские слова и выражения?

Да, конечно! Я знаю: «привет», «я», «спасибо», «солянка»…  Извините, пока это всё, но я учусь – это моя цель. К тому времени, когда я снова вернусь в Россию, хочу пополнить свой словарный запас хотя бы ещё на 20 слов! (Смеётся)

Какие первые впечатления от русского языка?

Мне кажется все языки красивые. Язык – это музыка, а музыка – это тоже язык, но универсальный, его понимают все, независимо от национальности и страны, в которой живёшь. Чтобы выразить эмоции, свои чувства перед слушателями мне достаточно музыки. 

Что можете сказать о юных саксофонистах, выступивших на Вашем мастер-классе?

О, Боже, они замечательные, просто прекрасны! Когда я играла вместе с ними, я хотела взлететь!  Меня очень впечатлила их игра, целеустремлённость и тронуло, как дети старались оставить впечатление. Это безумно вдохновляет! Они не просто берут инструмент в руки, они полны решимости и играют очень уверенно. У ребят серьёзное отношение к музыке, это заметно, и, наверняка, они тратят много времени на занятия ей. Большие молодцы!  

Считается, что саксофон в руках девушки – редкость. Почему?

Когда был изобретён этот революционный инструмент, на нём играли только мужчины, преимущественно в военных оркестрах. Тогда, в 40-х годах 19 века, женщина, делающая музыку, – это был нонсенс. В лучше случае она умела играть на фортепиано или скрипке. В общественном сознании отложилось, что саксофон, тромбон, труба – мужские инструменты. Однако уже в 30-х годах 20 века мир узнал Валайду Сноу (Valaida Snow), которая  играла на трубе не хуже самого Армстронга.  Также в 40–х была известна Мельба Листон (Melba Liston), играющая на тромбоне. Даже сегодня не так часто упоминаются имена женщин-музыкантов, но их достаточно много, и в настоящее время прикладывается гораздо больше усилий для того, чтобы о них узнали.

На своём мастер-классе в консерватории Вы говорили, что любите вещи, пропитанные стариной, потому что в них живёт душа. Сколько лет Вашему саксофону и какая у него история?

Моему саксофону 46 лет. Я нашла его у родителей моего дяди. У них был собственный дом, и когда мой дедушка умер, оказалось, что уже 30 лет у них в кладовке хранится тенор-саксофон. Это было как раз то время, когда я только начала учиться играть на этом инструменте и получила грант на обучение в музыкальной школе по классу саксофона.

Часто ли США посещают джазовые музыканты из России?

О, да, довольно часто! В США я играла с трубачём Валерием Пономарёвым, у него свой биг-бенд. Русские музыканты ненадолго останавливаются в Штатах, за это время мы успеваем вместе отработать какой-то материал. 

Чувствуется ли у джаза в России национальный почерк?

У нас разная история, другая национальная культура, разный музыкальный опыт. Всё это всегда отражается в музыке, в характере игры на музыкальном инструменте.

Камилла, музыка и Вы. Как случилось, что вы вместе?

Мои родители – преподаватели музыки. Моя мама играла на фортепиано и пела. Когда мне было 4 года, она училась в магистратуре (на факультете, связанном с джазовой музыкой и музыкальной литературой) и готовилась к сдаче экзаменов, постоянно что-то играла, повторяла. Всё это время я была рядом, тогда же впервые услышала живую музыку и проявила к ней интерес. Позже я стала заниматься джазовой музыкой с учителями. В средней школе у меня был учитель Питер Арчер, он вплотную познакомил меня с джазом, научил играть на флейте и саксофоне. Боб Стюарт – ввёл меня в историю джаза, научил относиться к джазу серьёзно и помог влюбиться в эту музыку. Энтони Бони научил меня импровизировать и помог почувствовать Дух джаза. 

Вы уверены, что будущее за живой музыкой. Почему?

Утверждая, что будущее за живой музыкой, я имею в виду выступления, живой контакт между исполнителем и слушателями, отдачу. Музыкант обязательно должен видеть глаза тех, кто пришёл на его концерт, чувствовать свою аудиторию. Как и слушатели должны ощущать, видеть музыканта вживую, а не через призму телевизора, слышать его напрямую, а не по радио. Воспринимать, учиться музыке невозможно, слыша её лишь в записи. Музыкант без выступлений – это как художник без творчества. Всё живое создаёт культуру! Важно приходить на выступления и дарить энергетику тем, кто презентует своё творчество, только тогда мы можем быть уверены, что это наследие хранится и передаётся дальше.  

А российская эстрада до сих пор использует фонограмму…

А что это такое? А-а-а, это когда губы поют?! Оу, ничего себе!  Это правда? Но зачем? Это же подделка – фейк! Разве это сработает? О, Боже мой…  Вот поэтому я и говорю: будущее за живой музыкой – да!

Как Вы относитесь к конкурсу «Евровидение»?

Я никогда о нём не слышала.

Как считаете, настоящий хит рождается в импровизации или в процессе переработки чужого, уже существующего материала?

Этим вопросом задаются многие-многие годы. Но в итоге песня может понравиться, только если она доходит до сердца. Хиты – это песни, в которых люди находят что-то личное.  

О чём вы думаете, каждый раз, когда выходите на сцену?

Мы очень близки с Дарреллом (барабанщиком) и всегда поддерживаем друг друга. Первое, что мы делаем – молимся перед концертом и просим Бога дать нам сил, чтобы выложиться перед слушателями без остатка. После, я делаю глубокий вдох, расправляю плечи, надеваю туфли и удостоверяюсь в том, что сегодня они меня не подведут, и я твёрдо стою на ногах. Последнее, что я делаю – работаю наедине с собой: нахожу уверенность в себе, в своих силах. Произвести на слушателей в зале впечатление так  же важно, как с первых нот очаровать песней.      

На чей концерт Вы хотели бы сходить?

Недавно я уже сделала это! Я очень люблю Prince! Очень! И два года назад уже посетила его концерт! 

Если говорить о тех, кого уже нет с нами, я бы безумно хотела побывать на концерте Eric Dolphy (Эрика Долфи), услышать и увидеть его вживую.

Что для Вас значит быть хорошим музыкантом?

Это зависит от того, какими критериями руководствоваться. Для меня быть на высоте – значит выкладываться по максимуму,  делать лучшее, на что я способна и верить себе!  Когда я играю на сцене, я представляю лица тех, кто учил меня, вкладывал душу и вдохновлял. Делать лучшее, что я могу, помнить то, чему меня учили и доверять музыкантам, с которыми играешь – это мои главные критерии.

Спасибы:

*Этой встречи не произошло бы без мастерской организации Анны Бобровой.

* Языковой барьер устранила замечательный переводчик Алёка Молокова.

видео, размещённых на "ЮТубе":

<iframe width="420" height="315" src="//www.youtube.com/embed/2d6K4V2CfIo" frameborder="0" allowfullscreen></iframe> 

<iframe width="420" height="315" src="//www.youtube.com/embed/NLKLkjJS_F8" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Текст: Карина Тен